Интервью генерального директора института Олега Кита журналу «Медицина: целевые проекты»

11.07.2018

Журнал «Медицина: целевые проекты», Москва, №30, 2018 г.

ОНКОЛОГИЧЕСКАЯ СЛУЖБА ЮГА РОССИИ

Ростовский научно-исследовательский онкологический институт (РНИОИ), основанный в 1931 году, – один из ведущих онкоцентров страны, мощное медучреждение, оказывающее весь спектр онкологической помощи жителям 15 территориальных образований Южного и Северо-Кавказского федеральных округов с численностью населения более 26 млн человек, а также пациентам из других регионов Российской Федерации.

В последние годы институт пережил масштабную модернизацию. Обновлена материально-техническая база, открыты новые отделения и лаборатории, внедряются передовые технологии, проводятся уникальные операции. В консультативно-диагностическом отделении специалисты оказывают помощь свыше 130 тысячам пациентов в год. Стационарное лечение могут проходить одновременно почти 800 пациентов. 20 тысяч больных ежегодно получают лечение, в том числе высокотехнологичное. В коллективе Ростовского НИИ онкологии высококвалифицированные сотрудники – 145 кандидатов и 40 докторов наук, 24 заслуженных врача Российской Федерации. Среди них 1 академик РАН, 1 член-корреспондент РАН, 31 профессор и 3 доцента.

О сегодняшнем состоянии онкологической службы в одном из крупнейших регионов страны, задачах, стоящих перед онкологической наукой, ближайших планах в работе ведущего научного центра - Генеральный директор ФГБУ «РНИОИ» Минздрава России, доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАН, заслуженный врач РФ, главный внештатный специалист-онколог Южного федерального округа Олег Кит.

Олег Иванович Кит.JPG

– Олег Иванович, одним из приоритетов на ближайшие годы Президент России в Послании к Федеральному собранию и на встрече с медицинской общественностью объявил совершенствование отечественной онкологической службы. Как на Ваш взгляд идет работа над созданием антираковой стратегии страны?

– Это очень масштабная работа. Сегодня в Министерстве здравоохранения Российской Федерации сформирована межведомственная рабочая группа из 60 экспертов, которая занимается разработкой Программы Национальной стратегии по борьбе с онкологическими заболеваниями.

Планируется полностью модернизировать и реорганизовать оказание помощи онкобольным на всех этапах, начиная с ранней диагностики и заканчивая оказанием высокотехнологичной медицинской помощи. В настоящее время детально проводится аудит онкологической службы всех регионов России. В этом процессе задействованы главные внештатные специалисты федеральных округов, краев и областей. Рабочая группа анализирует данные по оснащению, наличие или дефицит онкокабинетов, коечного фонда, этапы направления пациентов на лечение, выявление сроков постановки диагноза. Делается всё, чтобы грамотно и правильно принимать управленческие решения.

РНИОИ как федеральный центр, сейчас активно в этом процессе участвует. Ведется работа по сбору информации от онкологических служб ЮФО и СКФО, полученные данные анализируются и вносятся на обсуждение в межведомственный совет. Проблем много. В том числе и с оказанием специализированной помощи. Так, например, помощь больным оказывается не только в узкопрофильных стационарах, но и других лечебных учреждениях. Сравниваем методики лечения, пытаемся регламентировать эту работу. Предстоит еще многое сделать.

Национальная онкологическая программа станет глобальным документом, формирующим системное развитие онкологической службы в России, и, на мой взгляд, ближайшие положительные результаты мы можем увидеть не раньше чем лет через пять.

– Как обстоят дела в регионе по заболеваемости злокачественными новообразованиями, есть ли тенденция к снижению, меньше ли выявляется больных с запущенными формами болезни?

 – Статистика говорит о том, что на протяжении последних лет распространенность онкозаболеваний по локализациям остается без существенной динамики как в общем по России, так и в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах. Если более детально, то картина следующая: по количеству впервые заболевших в 2017 году показатель в ЮФО увеличился за год на 2,4 %, в СКФО – на 3,8 %; число больных с четвертой стадией заболевания от всего числа зарегистрированных больных составляет 19,2 %, что ниже среднероссийского показателя почти на 5 %. Также отмечается положительная динамика в сравнении с прошлым годом, где данный показатель был несколько выше. По Северо-Кавказскому федеральному округу – 18,5 %, что ниже среднероссийского показателя почти на 8,4 %. Такая же примерно ситуация и с больными с третьей стадией заболевания. Их число уменьшается, но в пределах нескольких процентов по сравнению с предыдущими годами.

Сейчас в стране выстраивается четырехуровневая система оказания помощи населению: смотровые кабинеты – территориальные онкологические диспансеры – региональные онкологические диспансеры – федеральные центры, такие как Ростовский онкоинститут. Эта система реализуется не только в онкологии, но и в остальных направлениях медицины, что позволяет сделать более доступными для широких слоев населения эффективную диагностику и лечение.

В последние годы, действительно, гораздо больше внимания стали уделять ранней диагностике, подготовке персонала для учреждений. Наблюдается ситуация, когда рак стали чаще определять на ранних стадиях, когда появляется больше случаев подтверждения злокачественных новообразований там, где раньше ставились совершенно другие диагнозы. Всё чаще мы видим, как врачи общелечебной сети стали более онконастороженными.

Нельзя отбрасывать и тот факт, что благодаря широкой информированности населения, пониманию того, что ранние формы рака излечимы, люди стали более серьезно относится к обследованиям. Всё вместе это, собственно, и дало некоторый прирост заболеваемости в онкологии.

Однако не думаю, что при всех достижениях мировой медицины в области онкологии сегодня и в будущем население планеты забудет об этом тяжелом заболевании. Все те генетические поломки, которые человечество накопило за период своего существования, в той или иной мере являются причиной злокачественных новообразований. Увы, это одна из форм естественного ухода из жизни.

– Сегодня много говорится о профилактике онкозаболеваний, где одной из главных составляющих является скрининг. Однако, чтобы он был результативным, его нужно проводить прицельно, то есть среди групп риска. В полной ли мере это удается делать?

– Скрининг позволяет увеличить показатели выявляемости, количество пациентов с ранними стадиями. То есть это обследование фактически здоровых людей, у которых нет жалоб на самочувствие. Однако специалист, проводящий скрининг, должен учитывать не только наличие или отсутствие жалоб, но и возраст, внешний вид человека, его профессиональную деятельность, экологические факторы.

Сейчас как раз обсуждаются различные механизмы раннего выявления. У нас есть свои наработки и мнение, что скрининг должен быть целевым, должен обязательно разделять работающее и неработающее население, иметь градацию по возрастным группам. То есть не бездумный охват населения, а именно точечное, таргетное выявление предполагаемых опухолевых процессов.

РНИОИ активно занимается разработкой скрининговых программ. Существуют соглашения с субъектами Южного федерального округа, согласно которым высококвалифицированные специалисты института выезжают в различные населенные пункты, где совместно с медиками первичного звена проводят консультативные приемы населения. Это приносит положительный результат: с одной стороны – ранняя диагностика, с другой – повышение уровня компетенции местных врачей: на что обращать внимание в первую очередь, каких пациентов можно отсеивать, алгоритм дальнейших действий с теми, у кого есть подозрение на рак. За последние три года только в Ростовской области выездные бригады врачей нашего института смогли обследовать порядка 5000 пациентов, и практически у каждого десятого было выявлено злокачественное новообразование в той или иной форме. Нами создана, по сути, та модель, которая должна увеличить количество ранних выявлений. Такие консультативные приемы проводились и в Калмыкии, и в Ставропольском крае.

Но речь идет о разработке скрининговых программ и методологии сугубо для южных районов России. Конечно, регионы нашей страны принципиально отличаются по набору новообразований. Это связано с климатом, образом жизни, питанием и экологией. Если в ЮФО на первом месте по заболеваемости рак кожи, то в северных районах – это рак желудка, пищевода. Поэтому при разработке скрининговых программ необходимо учитывать территориальные особенности.

1. Ведущие специалисты института проводят телемедицинские консультации с регионами юга России.JPG

Олег Иванович, как Вы оцениваете качество и доступность онкологической помощи в округе? В достаточном ли объеме внедрена телемедицина и как это сказывается на лечебном процессе?

– Есть территории, где традиционно онкологическая медицина представлена мощно. Это Кубань, Ставрополье, Волгоградская область. В Ингушетии, Чеченской Республике в строй недавно ввели новые онкологические диспансеры, соответственно и у населения появилась возможность получать более квалифицированную медицинскую помощь на месте. Однако есть и те регионы, которые необходимо подтянуть до соответствующего уровня.

Надо понимать: онкологические диспансеры находятся в ведении региональных властей, которым финансово и административно подчиняются, и здесь мы можем оказать лишь консультативную и методологическую помощь. Для этого регулярно проводятся совещания главных внештатных специалистов-онкологов ЮФО и СКФО, на которых обсуждаются накопившиеся вопросы. Привлекаем полпредство Президента России в ЮФО, министерства здравоохранения в субъектах, даем свои рекомендации.

Сотрудники нашего института регулярно проводят выездную экспертную работу по оценке качества и доступности оказания медицинской помощи. Ведущие специалисты института оказывают организационно-методическую поддержку по ведению учетной и отчетной медицинской документации в онкоучреждениях юга России. В последнее время такая работа проходила в Республике Крым, Севастополе, Кабардино-Балкарии, Калмыкии, Ростовской, Волгоградской и Астраханской областях, Краснодарском крае.

Специалисты института регулярно проводят телемедицинские консультации с коллегами из других регионов. Разбирают сложные клинические случаи, консультируют и помогают подобрать наиболее эффективную тактику лечения пациентов с распространенными опухолевыми процессами и тяжелыми сопутствующими заболеваниями.

Хотелось бы еще отметить роль телемедицинских технологий в дистанционном обучении специалистов. Дело в том, что на базе РНИОИ работает образовательный центр, где на регулярной основе повышают квалификацию онкологи округов. Проводится обучение по программам ординатуры, аспирантуры. Есть четырехмесячные циклы профессиональной переподготовки.

На базе института работает кафедра онкологии Ростовского медицинского университета, где преподают наши специалисты. Проводится не только очное, но дистанционное обучение, тем более что почти все операционные оснащены всем необходимым для трансляции в лекционные залы.

Для врачей первичного звена Севастополя мы организовали образовательный цикл в режиме онлайн. Проводятся вебинары для специалистов Южного и Северо-Кавказского федеральных округов. Фактически обучение онкологов на юге России сосредоточено в Ростовском НИИ онкологии. И телемедицина предоставляет для этого большие возможности.

– Как Вы считаете, есть ли какие-то виды лечения онкозаболеваний, которые должны выполняться только в федеральных специализированных центрах?

– Да, есть некоторые высокотехнологичные методы лечения, которые на сегодняшний день доступны только федеральным медучреждениям. Это и онкогематология с возможностью трансплантации костного мозга, и высокодозная химиотерапия. Использование линейных ускорителей в различных режимах, радиохирургия тоже прерогатива единичных учреждений. Нужно понимать, что любой способ лечения эффективен только тогда, когда клиника располагает соответствующим оборудованием, высококлассными специалистами, где имеется большой поток пациентов со сложной патологией и, соответственно, накоплен солидный опыт.

2. Олег Кит во время операции.JPG

– Олег Иванович, Вы активно оперирующий хирург и практически весь профессиональный путь прошли в онкологии. Кем считаете себя в первую очередь – хирургом или онкологом?

– Хорошо, когда это совместимо. В нашей профессии нельзя быть просто хирургом или просто онкологом. Еще 10–15 лет назад в нашей среде можно было услышать фразу: «хирург прооперирует, а потом онкологи пусть разбираются». Такой подход недопустим! Мы, воспитывая наших хирургов, учим их мыслить как онкологи. В этом есть уникальность нашей профессии и уникальность специалистов, для которых онкология – жизненный выбор.

Успех в лечении онкобольных – в правильном выборе различных методик, последовательности их применения. От этого зависит результат. Но хирургия не имеет границ, это развивающаяся специальность. Появляются новые подходы, новые технологии. Еще несколько лет назад никто представить не мог, что 70 % операций в онкологии будут выполняться лапароскопически. Разработка новых аппаратов и инструментов для хирургов, навигационные приборы, развитие роботической хирургии открывают новые горизонты для лечения и улучшают его результаты.

– Какой, на Ваш взгляд, должна быть современная хирургическая служба онкологического учреждения? Соответствует ли этим критериям хирургия в Ростовском онкоинституте?

– На сегодняшний день в институте есть практически всё, что представлено в мировой онкохирургии. Операционный блок учреждения – это высокотехнологическое, высокоэнергетическое помещение с мониторами, приборами визуализации, цифровыми рентгенаппаратами и компьютерными томографами. Конечно, это все появлялось постепенно, и также постепенно мы закрепили за собой статус одного из ведущих онкологических центров, который может оказывать широкий спектр хирургической помощи на самом высоком уровне.

Стремиться всегда есть к чему, поэтому мы постоянно отслеживаем мировые новинки, знакомимся с новыми технологиям, чтобы затем применять их в наших условиях.

3. Операционная в отделении нейроонкологии РНИОИ.jpg

– Какие операции, выполняемые в институте, можно назвать по-настоящему уникальными?

– Прежде всего это нейрохирургия. В отделении нейроонкологии оказывается высокотехнологичная нейрохирургическая помощь взрослым и детям с широким спектром хирургических заболеваний центральной нервной системы. Это хирургия интра- и экстрацеребральных опухолей головного и спинного мозга, внутрипозвоночных новообразований, опухолей позвоночника и костей черепа как первичной, так и метастатической природы. Внедрена функциональная нейрохирургия в лечении выраженных болевых синдромов, выполняются реконструктивно-пластические оперативные вмешательства.

Отделение оснащено по мировым стандартам. Здесь есть всё, что представлено в передовых клиниках Европы, Азии и Америки: навигационное оборудование, микроскопы, аппараты нейрофизиологического мониторинга – это позволяет при максимальной радикальности операции минимизировать ее последствия. Сегодня нет ни одного органа, который бы мы не оперировали малоинвазивным методом: от щитовидной железы до органов малого таза. В онкоурологии применяется лапароскопическая резекция почки с противоишемической защитой, что позволяет избежать почечной недостаточности после операции.

Минимизирование кровопотери при оперативных вмешательствах – один из трендов РНИОИ. Для этого используются электро- и ультразвуковые инструменты, лазерные диссекторы. В институте давно отказались от переливания больших объемов лейкоцитарной массы, плазмы.

В качестве редких операций можно называть расширенные бронхопластические резекции с циркулярной резекцией бронхов и анастомозом. Один из ведущих в стране специалистов в этой области, доктор медицинских наук Игорь Николаевич Туркин, сейчас работает в нашем институте и подготовил целую плеяду учеников среди хирургов учреждения.

Сегодня в институте выполняются любые вмешательства на органах средостения, грудной клетки, бронхопластические операции. В качестве уникальных можно назвать и различные комбинированные операции. Когда приходится работать сразу на двух, трех и даже пяти зонах. К примеру, поджелудочная железа, желудок, печень или комбинированные вмешательства при раке головки поджелудочной железы с протезированием магистральных сосудов.

Онкоортопедия еще одно важное направление работы. Это обширные операции при различных новообразованиях костной системы, когда, например, приходится убирать кости таза, заменять их искусственным протезом. Самое главное, что качество жизни пациента остается на высоком уровне, и человек довольно быстро возвращается к своим повседневным обязанностям.

– В последние годы институт совершил настоящий прорыв и в детской онкологии. Расскажите, как смогли достичь таких впечатляющих результатов?

– Прежде всего, благодаря тесному сотрудничеству с НМИЦ детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева. Многие наработки, применяемые в повседневной деятельности, мы обсуждаем с сотрудниками Центра, проводим совместные работы в рамках клинических исследований, научных испытаний, составления регистров.

Не стесняемся заимствовать у них самое лучшее и взяли на вооружение методику проведения сложных операций мультидисциплинарной командой. Например, во время операции по поводу опухоли почки в составе бригады детских врачей обязательно присутствует онкоуролог, имеющий колоссальный опыт во взрослой практике. И так во всех направлениях. Это приносит положительные результаты в лечении, абсолютно равные мировым. Кроме того, возросло число операций, поскольку есть возможность оперировать на месте, не отправляя детей в другие федеральные центры.

Вот так верное управленческое решение, правильно организованный процесс могут дать серьезный, максимально эффективный результат.

– Расскажите о научном направлении работы возглавляемого Вами учреждения. Какие исследования проводятся, чем можете удивить в этом плане своих и зарубежных коллег? Какие из ваших научных достижений внедрены в клиническую практику?

– В первую очередь, мы научно-исследовательский институт и, конечно, здесь создана мощная научно-экспериментальная база. На сегодняшний момент полностью переоснащены все лаборатории. У нас единственный среди онкоучреждений страны виварий, который в настоящее время проходит аккредитацию по системе GLP. Мы располагаем хорошо оснащенной лабораторией молекулярной онкологии, сильным морфологическим отделением.

Научные исследования можно условно подразделить на два основных фундаментальных направления: изучение молекулярно-биологических особенностей злокачественного роста и создание экспериментальных моделей для разработки новых технологий терапии опухолей.

Однако все наши фундаментальные исследования неразрывно связаны и активно внедряются в клиническую практику института. Мы проводим гистологический и генетический скрининг наследственных форм онкозаболеваний на модели жителей юга России. То есть проводится скрининг групп пациентов и их родственников на предмет носительства наследственных мутаций предрасположенности к онкологическим заболеваниям.

В институте изучаются генетические и эпигенетические механизмы развития злокачественных новообразований, ведется поиск новых мишеней для ранней, предиктивной диагностики онкозаболеваний. На основании молекулярно-генетических исследований разработаны тест-системы для прогнозирования развития рецидивов у больных раком тела матки и метастазов у больных раком желудка. В настоящее время разрабатывается тест-система для диагностики и прогнозирования течения глиом.

4. Операционная для рентгенэндоваскулярных вмешательств.JPG

Создан биобанк ДНК и РНК образцов онкологических больных для выявления новых предиктивных маркеров риска возникновения и развития злокачественных заболеваний в популяциях Южного и Северо-Кавказского федеральных округов.

Научные сотрудники Ростовского НИИ онкологии разработали эффективные, малотоксичные и специфичные дендритно-клеточные вакцины для лечения онкозаболеваний. Проводится разработка индивидуализирующих раково-тестикулярных антигенов-маркеров в иммунотерапии онкозаболеваний. Благодаря проведенным клиническим исследованиям было установлено, что использование вакцин на основе дендритных клеток в составе комплексного лечения рака позволило существенно повысить продолжительность и качество жизни онкопациентов с генерализованными процессами. Это уникальное направление требует дальнейших разработок и производства биомедицинских клеточных продуктов.

Ученые института участвуют в конгрессах Американского общества клинических онкологов, которые ежегодно проходят в Чикаго, куда съезжаются ведущие онкологи со всего мира. В своих выступлениях специалисты учреждения представляют самые последние разработки в области экспериментальной и клинической онкологии. С гордостью могу отметить, что последние несколько лет РНИОИ – одно из немногих в нашей стране учреждений, специалисты которого представляют доклады на этом грандиозном мероприятии.

5. Биобанк Ростовского НИИ онкологии.JPG

– Олег Иванович, как будет развиваться дальше один из крупнейших онкоцентров нашей страны? Ваши ближайшие планы и задачи?

– Основная и ближайшая задача – полная реконструкция корпуса для лечения опухолей головы и шеи, его переоснащение. В планах дальнейшее развитие клеточных технологий, онкоиммунологии. Продолжится модернизация операционного блока института. Думаю, что через какое-то время мы будем докладывать о результатах по новым методам хирургического лечения, которые сейчас нами активно апробируются с разрешения Минздрава России. Это и более активная апробация медицинского оборудования, поскольку институт является базой клинических испытаний, и клинические исследования новых лекарственных препаратов. Свое будущее мы строим так, чтобы можно было развиваться как в научном, так и в практическом направлении.

Антонина Полежаева

Интервью в формате PDF  скачать


Вернуться к списку «Новости и события»